Боракай: райский остров вечного лета

Итак, после недели музеев, детских развлечений, бесконечного барбекю, острых салатов и холодных вечеров на Мёндоне (Сеул) мы вытащили козырную карту — билеты на филиппинский остров Боракай.

Айтал Яковлев

25.05.2017
724

Начало нашего весеннего путешествия читайте здесь.

Как одним предложением описать Боракай? Это остров из рекламных открыток об отдыхе на море.

Но самое первое ощущение: мы как на переправе в Нижний Бестях, такие же парни в резиновых тапках, черных шортах, замызганных футболках суетятся — таксисты, кураторы трансфера. Перед отлетом мы забронировали трансфер «door to door» («до двери») и звучало это страшно трудно: такси с аэропорта Калибу до Катиклана — переправа до о. Боракай причал № 1 — с причала № 1 до гестхауса. И этот путь занял 2 часа по вечерним тропикам, с незабываемыми серпантинами. Вечер в тропиках — отдельная тема. Можно просто сказать: это — первозданная тьма, мать хаоса и первобытного страха. После двухчасового трансфера мы многозначительно посмотрели друг другу в глаза: «Оно того стоит!» (4000 рублей туда-обратно).

Боракай. Белоснежные пляжи. Фото автора

Боракай. Белоснежные пляжи. Фото автора

То, что 12 тысяч коренного населения острова живет, как и все Филиппины, за счет туристов, мы ощутили на себе — путь от аэропорта до гостиницы обеспечивают целые легионы разных людей (полицейские, туроператоры, кассиры, водители такси и катеров, служба аэропортов, «ченчил» («менял»), и это не считая ресторанов и гостиниц, мелких торговцев и заканчивая мальчиками, которые могут сваять из песка все что угодно.

Нас моментально облепили назойливые продавцы шляп, очков, плавок, спасательных кругов. От них можно отвязаться только после того, как получишь местный трехдневный загар.

Первое, что сказала дочка, увидев пляж: «Папа! Смотри, это сумасшедший шляпник!» И нас моментально облепили назойливые продавцы шляп, очков, плавок, спасательных кругов. От них можно отвязаться только после того, как получишь местный трехдневный загар. Однозначно у них есть не потраченный скилл: по степени и цвета загара определять, кто откуда и когда прилетел.

Боракай. Фото автора

Инструктаж провел пенсионер, москвич Паша. Говорит, служил в спецназе ФСБ. Погрузились на 12 метров. Впечатления запредельные! «Кого не знаешь — того не трогай… Лучше никого не трогать!»
«Хороший дайвингист — ленивый дайвингист» (про дыхание под водой).
Фото автора

Вода прозрачная, как утренний воздух; воздух густой, как цветущее море. Разница температур воды и воздуха — 2 градуса по Цельсию. Что такое два градуса для человека, который прилетел с края, где разница температур, как на Марсе — больше 100 градусов? Как описать теплое, как парное молоко, море, и закаты, красота которых заставит растаять сердце любой женщины на планете Земля? Как описать то чувство детского восторга от гула моря, который волнами накрывает тебя по мере приближения к нему? Как передать то космическое ощущение, что это происходит не с тобой, что это кто-то другой сидит в ресторане на горе, в ожидании готовящихся морепродуктов, и смотрит на маленькие фонари лодок в темном вечернем море?

Вода прозрачная, как утренний воздух; воздух густой, как цветущее море.

Жена арендовала бунгало с собственной кухней. В котором обитали гекконы (ящерицы), кот и телевизор с мультиками на английском и местном языках («Папа!!! Они украли все наши мультики!!!»). Женская половина была не в восторге от гекконов, гекконы тоже были не восторге от визга дочери, но когда я отметил, что лучше спать с хладнокровными, которые едят насекомых, некоторые из которых размером с ладонь (мотыльки), стороны примирились.

Боракай. Фото автора

Фото автора

500 филиппинских песо (примерно столько же рублей) — и лежак твой на весь день. Ешь, пьешь в одном месте, это может быть ресторан, бар, кафешка, или местный предприниматель — если ты встретишься взглядом с ним, он сразу вскакивает и подбегает с бутылкой и улыбкой до ушей: «One more?!» («Еще?»).

Мозг отказывается принимать окружающую реальность: море цвета ультрамарин, песок белее муки, пальмы как из открыток про райские острова. И самое главное для человека с Севера — тепло. На второй или третий день мы забыли все свои проблемы, дни недели, числа, да и про лютую зиму. За это мы заплатили солнечными ожогами. Аборигены и опытные туристы, оказывается, находятся на пляже до 11 утра, потом возвращаются к 15 часам. Точнее, выползают — кто из гостиницы, кто из бара. Новичков и смельчаков солнце не щадит, даже если ты из Арктики.

Сюда стоит вернуться еще раз — море, небо, погода, веселые местные люди, охотно идущие на контакт и миллионы туристов со всего мира делают отдых на Боракае незабываемым! После 5 дней мы, уставшие от отдыха, обгорелые, покинули страну вечного лета и полетели обратно в Сеул, который встретил нас дождем и холодным дыханием уходящей зимы.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Последние материалы